Главная » вести » Как мы прикоснулись к истории Святой Руси

Как мы прикоснулись к истории Святой Руси

Представляем Вашему вниманию материал прихожанина нашего храма Владимира Эскина о паломничестве в День Крещения Руси и день памяти святого равноапостольного князя Владимира — 28 июля сего года. 

Мы с супругой давно собирались посетить святыни Костромской области, особенно Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь в Костроме и Свято-Троицкий Макарьево-Унженский монастырь в Макарьеве…

Судьба этих обителей переплетена с судьбами царского рода Романовых, с которым на протяжении 300 лет связана история нашей родины: от конца Смутного времени до богоборческого 1917 года. В Макарьево-Унженском монастыре юный Михаил Романов прятался от поляков, а Ипатьевский монастырь, несмотря на то, что был родовой обителью Годуновых, прославлен как колыбель царского дома Романовых. Здесь в 1613 году молодой боярин Михаил Феодорович получил благословение от своей матери инокини Марфы на принятие скипетра Русской Державы и был наречен Царем. Здесь завершилось Смутное время и было положено начало миру в Русской земле, восстановлению ее государственности.

 

… Готовились мы к этой поездке давно, но, как обычно, случилось все внезапно, даже благословение у батюшки пришлось брать в последний момент. Тронулись в путь очень ранним утром, поэтому быстро, без пробок домчались до Костромы и около полудня уже входили в Троицкий собор Ипатьевского монастыря. Трудно передать ощущение намоленности и святости этого места. Душа наполнилась благоговением и трепетом: помолились у Тихвинской иконы Божией Матери, поклонились Царскому месту (особое место в соборе для царя с сенью над ним), ощутили потрясающий дух этого храма.

Ипатьевский монастырь в Костроме

Далее путь предстоял нам немалый. В Костроме побывали еще в Богоявленско-Анастасиином монастыре, где много старых и чудотворных икон, включая знаменитую икону Феодоровской Божией Матери, сохранившуюся в годину лихолетья. В пределе монастыря я заметил на большой, в рост, иконе святителя Николая подтеки и задал вопрос инокине. Моя догадка оказалась верной: икона несколько лет мироточила. Причем замироточила она на архиерейской службе на Николу зимнего и так продолжалось несколько лет, но и после на несколько месяцев оставалось дивное благоухание.

Богоявленско-Анастасиинский монастырь в Костроме

С чувством покоя и радости тронулись мы в путь к городу Макарьеву. Прекрасная природа, погода и почти полное отсутствие автомобилей на дороге (тем более по московским меркам) сопровождали наш путь. Можно сказать, на крыльях мы долетели до Макарьева и успели до закрытия посетить краеведческий музей, где узнали для себя много нового и интересного из истории нашей страны и Макарьевского уезда. В связи с тем, что город и район изменились за годы советской власти и последующее время незначительно (в плане нового строительства), то можно с сожалением констатировать факт умирания нашей глубинки.

 

Чуть более ста лет назад фотограф Прокудин-Горский запечатлел по поручению императора Николая II всевозможные стороны жизни всех областей, составлявших тогда Российскую империю. Цветные фотографии великолепного качества сохранили виды Макарьева, его храмов и монастыря. Грустно видеть запущение, сравнивая сегодняшнюю действительность со старыми фотографиями.

Затем мы зашли в Макарьевский монастырь и встретились с его настоятельницей — матерью Верой. Настоятельница и насельницы (всего шесть человек) готовились к отъезду из монастыря – на день Крещения Руси была последняя для них в этом месте литургия. Монастырь опять становится мужским, и здесь же будет размещаться вновь созданная епархия Костромской области. Монахини же переезжают в монастырь Святых Царских Страстотерпцев в селе Домнино Сусанинского района Костромской области.

Троицкий собор Макарьева Унженского монастыря

Таким образом, с какой-то удивительной промыслительностью они переезжают из монастыря, где прятался первый царь из рода Романовых – Михаил, в монастырь во имя последней Царственной семьи, принявшей мученическую кончину от богоборческой власти.
С утра мы вернулись в монастырь, прочитали акафист Макарьевской Божией Матери, приложились к открытой раке мощей преподобного Макария Желтоводского-Унженского (мощи чудно благоухали), прошли к часовне на месте явления Богородицы преподобному Макарию, попили там святой воды из Ее источника и с одним местным жителем поехали на реку Унжа.

 

В 16-ти километрах от Макарьева, куда привез нас наш новый знакомый, мы попили чаю с медом с его пасеки, съехали по крутому склону к реке Унжа и, невзирая на проливной дождь, искупались в очень теплой реке. Описать красоту местной природы просто не хватает слов.

На обратном пути мы на одну ночь задержались в городе Кадый. Сходили на утренний молебен с акафистом в местный храм, проехали по замечательным окрестностям, встретились с бывшим главным конструктором наших знаменитых подводных лодок, который, выйдя на пенсию 30 лет назад, переехал в это красивейшее место. Угостившись у него прекрасными яблоками и огурцами, мы двинулись в обратный путь, тем более, что планировали причаститься в день Крещения Руси.

Разместившись в Костроме в гостинице, мы увидели недалеко от нее храм дивной красоты и решили пойти туда и на вечерню, и на утреннюю праздничную литургию. Это оказался храм Воскресения Христова на Дебре — прекрасный храм 17 века с интересной историей и замечательной архитектурой. Уже на обратном пути, читая брошюру об этом храме, мы выяснили, что ровно 70 лет назад, в 1946 году, этот храм был вновь освящен в день памяти святого равноапостольного князя Владимира. Вот такой удивительный Божий промысел.

Толгский монастырь
Возвращаясь в Москву, мы не смогли не заехать в Толгский монастырь под Ярославлем, где 16 лет назад я принял крещение. Так 28 июля, в день своих именин, я посетил и место своего духовного рождения. Слава Богу за всё!

Владимир Эскин

 

 

Рубрики: